Однажды

Как-то раз нам с Алекс страшно повезло: мы впервые оказались в Японии, в стране о которой мы столько мечтали! Это потрясающее приключение долго и тщательно планировалось нами заранее: мы очень боялись чего-то не досмотреть и в результате наши амбициозные планы растянулись на две тысячи километров от Токио до Кюсю и обратно.

Поездка с лихвой оправдала все наши ожидания … Это было просто настоящее волшебство! Нам не попалось ни одного места, которое бы не приводило нас в восторг: скрупулезно сохранённая старина на фоне надменного, футуристического модернизма; изящные традиционно деревянные рёканы и тут же рядом с ними несущиеся ввысь небоскрёбы. Нам нравились вежливые и приветливые японцы, необычная и удивительно вкусная местная кухня, да просто само постоянное ощущение этой загадочной и прекрасной страны. Нас постоянно переполняло чувство какого-то солнечного восторга которое легко читалось на наших блаженных физиономиях, растянутых счастливыми улыбками.

Одним из первых в списке мест, которые нельзя было не посетить, оказался Коя-сан, небольшой городок состоявший в основном из кучки монастырей, принадлежавших монахам-буддистам секты Шин гон. Когда-то один из них, по имени Куккеи привёз учение Шин гон в Японию, угодил в Коя-сан и основал первый монастырь. Там же он и похоронен в мавзолее названным его именем и со временем место это превратилось в огромное кладбище, Оку-но-ин: нет на свете истинного японца, который бы не мечтал о том, чтобы быть захороненным рядом с Куккеи.

Мы приехали в Коя-сан рано утром, забросили наши сумки в монастырь, где мы намеревались заночевать, и, горя нетерпением, отправились на прогулку по этому чудному месту.  Мы провели день полный удивительных открытий плутая по петляющим улочкам, восхищаясь без устали  их спокойной и какой-то недоступной красотой, тщетно пытаясь уловить хоть малую толику вечной мудрости, надёжно скрытую толстыми слоями столетий. Мы решили пойти в Оку-но-ин вечером после ужина, так как по монастырскому обычаю подавали его довольно рано и у нас в запасе оставалось достаточно времени чтобы вернутся до того, как строгие монахи запрут ворота монастыря на ночь.

К тому времени, как мы прошли сквозь величественные кладбищенские ворота, весенний, звонкий, радостный день уже начал потихоньку переходить в тихий и спокойный вечер. Освещаемые невообразимым кроваво-красным закатом, идеально ухоженные дорожки буддийского места успокоения выглядели ещё более восхитительными. Последователи Шин гон не верят, что Оку-но-ин наполнен мёртвыми: здесь лишь отдыхают духи, которые ждут! …

… А вот чего они ждут, этого не знает никто!

Мы медленно шагали по тихим аллеям, умиротворённые мерцающими огоньками, лучащимися из каменных светильников, стоящих на каждой могиле. Согласно легендам, некоторые из этих светильников ни разу не гасли с тех пор как их зажгли где-то шестьсот лет назад.

Посетителей становилось всё меньше и меньше, закатное солнце уже явно проигрывало ежедневную битву надвигающейся ночи, мистические аллеи Оку-но-ин становились всё более прекрасными, а медленно надвигающаяся тьма добавляла щемящую тайну многочисленным и невозмутимым каменным Буддам, верным охранникам вечности.

Некоторое время спустя, мы вдруг осознали, что нам давно уже было пора двигать обратно в сторону нашей уютной спаленки в монастыре, если мы не собирались провести всю ночь перед запертыми воротами.  Мы тут же остановились, огляделись вокруг … и … вдруг поняли, что мы как-то умудрились потеряться и что ни одна из нас не имеет ни малейшего понятия о том в какую сторону нам надо было поворачивать. К этому прибавилось и ещё одно мало приятное открытие: за исключением каменных истуканов, расспросить о нужном направлении было некого!

Мы приняли решение не паниковать и первым делом удостоверились, что у нас в запасе было ещё добрых полчаса чего вполне хватало на дорогу обратно к приветливым монахам! После этого мы попробовали осторожно прошагать обратно тем же путём к выходу. Мы старались изо всех сил не терять спокойствия, подбадривая друг друга шутками и разработкой плана действия, и в этот самый момент, неизвестно откуда до нас донеслись слабые звуки джаза, звучащие как будто из давно забытого транзисторного радио.

Сначала звук был еле уловим, но постепенно он набирал силу и громкость, создавая впечатление, кто-то не торопясь шёл в нашем направлении. Не успели мы повернуться в сторону звука, как сразу же заметили небольшой силуэт, неторопливо двигающийся нам навстречу. Карликовое это создание определённо прихрамывало и выглядело ещё меньше благодаря общему наклону вперёд. Голову его прикрывала широкая соломенная шляпа, в одной руке болталась метла, а другая размахивала транзисторным радио в такт транслируемому джазу, старомодной и давно забытой мелодии времён второй мировой войны. Выглядел он по меньшей мере странно, хотя мог бы вполне сойти за одного из садовников!

Он хромал себе потихоньку, не обращая на нас никакого внимания, как будто нас там и не было вовсе, как будто мы вообще не существовали … Это нас полностью деморализовало! Тем не менее, мы твёрдо решили: этой ночью спать мы будем в наших законных кроватях, в монастыре, чего бы это ни стоило! И в конце концов, нас всё-таки было двое! Так что мы храбро ринулись к таинственному незнакомцу и, собрав в кучку все наши мизерные знания японского языка, попробовали расспросить его про выход.

Когда незнакомец всё-таки решил нас заметить, он сперва как-то замешкался, ещё больше сгорбился и ещё ниже натянул шляпу, полностью закрывая глаза; но, после минутного размышления, что-то заставило его передумать. Шляпа его покачнулась и поползла наверх, а так как именно в этот момент он вошёл в круг света под фонарём, нам впервые удалось его как следует рассмотреть …

и стали видны его руки!

Оказалось, что пальцы его вместо ногтей заканчивались устрашающими когтями. А когда он начал совсем медленно, не торопясь поднимать голову, то вся осанка его стала радикально меняться: вдруг он значительно вырос и расширился … теперь уже он смотрел на нас сверху вниз! И это было ещё не самое страшное: в его глазах угрожающе тлели два разжигаемые ненавистью угля, вот-вот готовые вспыхнуть всепоглощающим, неумолимым огнём … Где-то в самом дальнем уголке моего мышления вдруг прошмыгнуло воспоминание об Они – демонах, охраняющих Японию … Рассчитывать было не на что…

Он жёг нас своим взглядом.  Мы горели целую вечность. …

А потом он тяжело и длинно вздохнул, практически прорычал, медленно, не спеша отвернулся и … протянул скрюченный коготь в сторону аллеи в конце, которой хорошо были видны ворота, чётко очерченные лунным светом.

Обнаружив, что ноги у нас всё еще были мы пулей понеслись в указанном нам направлении, робко пробормотав: «Аригато!» …

Когда я проходила мимо него, опустив глаза и смотря исключительно себе под ноги, я вдруг ясно услышала тихий шёпот на превосходном русском языке:

«Никогда больше не приходите!»

У ворот мы всё-таки обернулись: увидели мы лишь тень, быстро тающую память об уменьшающейся, скрюченной фигурке, медленно растворяющейся в темноте.

20170106_145006-1

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s