Самая Тёмная Сторона Луны

Говорят, что завтра ожидается самое что ни на есть удивительное лунное затмение за последние тридцать лет.  Всем известно, что наилучший способ отметить любое знаменательное событие – это вечеринка! Я обзваниваю друзей, и мы все дружно решаем, что «Кровавая Луна», как её уже окрестили в прессе, определённо нуждается в обильных жертвоприношениях в виде «Кровавых Мэри».

Весь день я пританцовываю от возбуждения, предвкушая необычный вечер: я заранее запасаюсь всеми возможными гаджетами, которые помогут мне увековечить это наше лунное приключение целиком от начала и до конца.

Наконец-то наступает тихая, как по заказу, ночь. В высоком чернильно-темном небе не видно ни одного облачка; оно весело раскрашено россыпями звёзд, планет и созвездий, среди всех них  самая сияющая – Луна: она настолько яркая этой ночью, что при её свете запросто можно читать.

Здесь мне не мешает объяснить, что живу я в небольшой французской деревеньке, где после полуночи гаснут все уличные фонари, якобы чтоб сэкономить энергию: на мой взгляд местные власти таким образом экономят деньги честных налогоплательщиков и втихаря сливают их себе в карманы!

Так что наша маленькая, храбрая компания, до зубов вооружённая мобильниками и карманными фонариками, и вдохновлённая на подвиги немалым количеством поглощённого накануне алкоголя, бесстрашно двинулась в темноте в поход через всю деревушку. Там на самом её краю я давно уже заприметила укромное местечко с лавочкой и потрясающим видом на реку и гору, возвышающуюся на противоположном её берегу.

Мы не торопясь идём по затемнённой деревне. Вокруг – ни души, а от нависающих над пустынными улицами угасших фонарей-призраков становиться немножко неуютно. Ни в одном из домов не видно света: похоже, что все их обитатели уже давным-давно спят, и только нам дуракам пришло в голову выйти из дома в это время ночи в поисках Кровавой луны! Стоит полная тишина, от которой даже наша удалая компания мало по малу затихает, постепенно теряя нетрезвое своё веселье и мы завершаем наш поход уже в полном молчании.

Добравшись наконец до заветной скамейки, я с ужасом замечаю четко выделяющийся на фоне сверкающих звёзд силуэт сидящего на ней человека.  У меня почему-то нет никаких сомнений в том, что сидит он здесь уже давно , целую вечность. Он полностью погружён в созерцание несущейся куда-то, омытой лунным светом реки, а может тёмной громады гор на другом берегу или же умопомрачительного, бездонного неба. В общем, получается, что вечер наш почти что сорван, так как выбранное мною такое уединённое и такое романтическое местечко для наблюдения за луной оказывается безнадёжно занятым.

Я подхожу поближе к нежданному оккупанту: передо мною сидит мужчина преклонных лет; мне кажется, что я его уже где-то встречала – может в деревне? – хотя имени его вспомнить мне не удаётся. Я вежливо бормочу «Добрый вечер». Старик переводит на меня свой взгляд и мне мерещится, что глаза его переполнены лунным светом:  это придаёт им светящийся серебряный оттенок, а также делает его намного моложе.

«Наверное, вы пришли сюда с тем, чтобы посмотреть на луну, Мадам?» –  спрашивает меня мужчина

«О да! Посмотреть и запечатлеть!»

«И отметить!» – вставляет один из моих друзей, помахивая винной бутылкой, которую он заботливо вытащил из рюкзака, в попытке развеселить всю нашу явно приунывшую компанию.

Мой собеседник вновь поворачивается к небу и луне и задумчиво и неторопливо произносит:

«Действительно!  … А вот скажите мне по правде, не приходилось ли вам хоть на минуту задуматься о …, попытаться представить себе …  всё то бесконечное количество попыток сфотографировать эту сегодняшнюю луну предпринятых за последние несколько часов человеческим океаном по всей протяжённости земного шара?»

«Ну … – выдавливаю я из себя после продолжительной паузы, – в общем-то, …  нет, наверное, … но … раз уж вы заговорили на эту тему … то … конечно …»

Глядя мне прямо в глаза, старик продолжил:

«А не приходилось ли Вам когда-нибудь услышать о таком старинном поверье среди китайцев, среди некоторых народов Караибов, среди амишей, да и многих других, что якобы, когда вас кто-то фотографирует он в то же самое время крадёт у вас кусочек вашей души?»

«Душа», – размышляю я … Многим в наше время довольно сложно представить себе само существование такого понятия как «душа», а тем более поразмыслить о том, как её можно украсть во время съёмки фотокамерой”.

Наверное, я всё-таки усмехнулась, потому что незнакомец опять переводит свой взгляд на луну, а мне становится неловко и я чувствую себя сравнительно глупо, как в школе, когда бесстыдно врёшь о причине не выполненного домашнего задания.

А серебро, наполняющее его глаза, почему-то напоминает мне о том, что зеркала существуют благодаря серебряному покрытию и в не совсем трезвой моей голове начинает крутится  фраза «глаза – зеркало души». Похоже, что выпила я гораздо больше, чем предполагала: вдруг я перестаю слышать своих друзей и в тоже самое время, теряю способность разобраться старик ли мне всё это рассказывает, или же это я просто вслух разговариваю сама с собой:

«А меня многое очень беспокоит …  Ведь это всего лишь совсем недавно мобильные телефоны предоставили практически каждому человеку на земле возможность увековечивания каждой секунды своей жизни на телефоне, который  тут же и разносит её по интернету. И уж совсем невозможно представить себе то бесконечное количество образов, которые постоянно снимаются, печатаются, отражаются, воспроизводятся, размножаются и сохраняются в каком-нибудь кибернетическом пространстве!

«Но вот что пугает меня больше всего: не все фотографии выходят идеальными; никто из нас не способен выглядеть самым наилучшим образом каждую секунду своей жизни и никто из нас не желает быть запечатлённым навсегда, когда мы не в форме! … Так что можно с уверенностью заявить, что, на пример, из каждой сотни селфи выживают совсем немногие. А вот скажите мне пожалуйста, и куда же деваются те селфи, которые были «устранены»?

Я не могу ответить на все эти вопросы, я и пришла та сюда только, что б … пофотографировать?! …

Я гляжу в глаза старика: каждый из них – луна. Или же может статься, это одна единственная луна отражается в каждом из них? Теперь он смотрит прямо на меня, и я никак не могу отвести от него свой взгляд и мне больно, больно, больно, и боль эта разливается по всему телу и через неё я слышу его голос, который теперь уже заполняет каждый самый дальний уголочек всего моего сознания:

«…а следом, естественно, перед нами возникает следующий вопрос, на который ответа вообще быть не может: А не теряем ли мы кусочек нашей души, всякий раз, когда смотримся в зеркало? – ведь оно тоже воспроизводит наш образ! Что, в свою очередь подводит нас  к самому последнему и самому важному: Так где же находится суть истинного образа: там, где он отразился в зеркале или там, где он воспроизведён фотокамерой?

И откуда берутся краски Фотошопа? Ведь после того, как фотографию делают чётче и ярче она всегда становится более живой, более сочной и значительно выразительнее оригинала!

Так вот, не кажется ли Вам, что где-то всё-таки существует эта неуловимая, но вполне реальная штука, истинная суть данного образа? Может её-то и нужно назвать душою? А продолжая эту мысль, может ли Луна обладать душою в таком случае? Той самой, которую постоянно фотографируют, копируют, воспроизводят … так бесконечно много раз, и если это так, то где же тогда находится душа Луны?»

Я уже не способна оторвать свой взгляд от  пары глаз, переполненных холодным, угрожающим лунным светом, я утопаю в бездонной серебряной яме. …

Вздрогнув всем телом, я неожиданно прихожу в себя: сижу я оказывается на скамейке с фляжкой чего-то крепкого, по запаху похожего на коньяк, в руке. Надо мной повисло озабоченное лицо моего приятеля.

«Ты как, – в порядке?»

«Да! … кажется …. А куда делся старик?»

«Какой старик?»

«С которым я только что разговаривала?»

«Не пугай меня! Мы сюда только что пришли, ты уселась первая, я, как истинный друг передаю тебе фляжку, а ты вдруг начинаешь нести какую-то чушь про стариков, а ПОЛНОЕ!! Лунное затмение вот-вот начнётся! … Доставай свой мобильник!»

В этот момент на луну, которая сегодня заметно больше обычного, падает громадная тень, от которой часть её медленно начинает краснеть, принимая всё более тёмный оттенок, с каждой долей секунды всё более напоминающий оттенок крови. Все мои друзья дружно, как один, нацеливают свои аппараты на чудовищный диск в бесконечном небе. Я пытаюсь закричать, но мне удаётся лишь хриплое:

«Не надо …»

20170106_145558-1.jpg

 

 

 

 

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s