В Плимуте

В Плимут мы приехали, чтобы посмотреть балет. А так, как никто из нас ни разу  там не был, то мы решили провести в Плимуте целый уикенд: подышать морским воздухом, посетить местные достопримечательности и представить себя на месте тех смельчаков, которые в 1620 году навсегда покидали «Туманный Альбион» на борту «Мейфлауэр».

Таким образом, в первый день мы обошли весь город, посетили знаменитый  Аквариум, погуляли по неменяющемуся с давних времён порту, полюбовались на умопомрачительные виды открывающиеся из узкой гавани, и получили громадное удовольствие блуждая по живописно петляющим переулкам исторического центра.

Балет, из-за которого мы приехали показывали только на следующий день, и мы решили что начнём мы этот вечер пробуя местную еду в каком-нибудь ресторанчике недалеко от гостиницы, а потом сходим в кино и посмотрим один из недавно вышедших и пока ещё не виденных нами блокбастеров. Нам повезло: оказалось, что все самые вкусные местные кормушки находятся совсем близко от нашего жилья, в путаннице старинных переулков под общим названием Барбикан.

После неожиданно изысканного и обильного ужина возникла нужда в прогулке и посмотрев на карту, которую нам дали в гостинице, мы решительно и весело направились в сторону кинотеатра пешком. На карте цель нашего похода выглядела совсем недалёкой, но в действительности оказалось, что топать ногами нам пришлось довольно долго. Мы еле-еле успели на наш сеанс.

Так как весь день мы провели усердно следуя рекомендациям путеводителя, оттопав приличную по всем меркам дистанцию, а фильм разочаровал, то нам показалось , что мы определённо заслуживаем награды и домой поедем на такси!

Алекс пробормотала волшебное заклинание в свой мобильник и пять минут спустя мы с удовольствием плюхнулись на заднее сиденье подобравшей нас машины. Водитель оказался симпатичным парнем, и как и многие таксисты, тут же затеял беседу. Сначала он спросил нас о фильме, который мы только что посмотрели, потом откуда мы приехали и понравился ли нам Плимут, а потом как-то вдруг перешёл на пространственный и непрерывный  монолог, который по какой-то непонятной причине был посвящён новым технологиям. В начале нам ещё удавалось время от времени вставлять кое-какие замечания или возражения. Но мало по малу, голос его постепенно набрал  какую-то неестественную силу, эдакую стопроцентную уверенность в своей правоте, не допускающей никаких возражений, становясь всё более осязаемым с каждым новым предложением. Не слушать его было уже невозможно.

«Так что … вот уж … теперь … все мы, каждый со своим мобильником, или компьютером, или телевизором, или ещё с какими-нибудь домашними гаджетами, а они теперь почти все –  мыслящие! … и все они либо посылают, либо принимают сигналы . или команды от …мм …кто их знает от кого!»

Таксист всё продолжал бубнить свою невразумительную речь, как-то неумолимо проникая в наши головы, в наши души: непрерывный поток его монотонных фраз обладал эдакой сверхъестественной способностью достать до того самого секретного места в котором хранятся надёжно спрятанные, самые заветные страхи.

«Мда … нам постоянно  говорят что делать, что думать, и вообще как жить … И знаете, … вот у меня есть один друг … Он тут пришёл недавно домой после работы, а у него в гостиной стоит громадный плазменный телевизор, и никому неизвестно откуда он появился и кто его купил! Это точно был не он и не его жена … Да у них и денег- то таких нет – он же простой таксист, а она сидит на кассе в супермаркете, да ещё трое детей в придачу! …»

Как Алекс, так и я, обе мы почему-то чуствовали себя как будто вклеенными в его мутную историю; нас постепенно засасывало бездонное болото тягучего повествования.

«Это был мой очень хороший друг! Я и предложил ему: Давай разберём его на части и посмотрим что у него там внутри! …
И знаете, что он мне ответил? – А как же гарантия? Она ж пропадёт!»

Тут мы все дружно задумались на минуту … а потом водитель продолжил свой монолог:

«Знаете … ведь мы с ним раньше частенько выходили в паб, ну по пивку, поговорить, похохмить … а теперь они все вечера проводят перед этим чёртовым ящиком …»

Говорил он не громко, но голос его при этом пробирал нас аж до корней волос, и хотя он нам ничем не угрожал, нам было так страшно, что мы даже не осмеливались переглянутся. Он опять замолчал на какую-то долю секунды, а потом слегка повернулся в нашу сторону и медленно прошептал:

«Так вот! … Я всё понял! …

На днях я тут прочитал про недавно обнаруженное средство от рака: в больные клетки вкалывают опять же рак и он успешно начинает сжирать эту отвратительную болезнь! Говорят, результаты просто потрясающие!

Так вот, вы не можете со мной не согласиться с тем, что человечество, как неизлечимая болезнь, постепенно и неотвратимо превращает мир в унылое место: мы любим только себя и бездумно разбазариваем щедрые дары природы, мы поганим и землю и воду, загрязняем самый воздух, которым дышим, наш мир переполнен несправедливостью, жестокостью, войнами, неравенством, ненавистью, жадностью. Нам достался удивительный дар, и мы его алчно поглощаем. Мы с упоением рушим самих себя и у нас уже не осталось никакой надежды … потому что все мы дружно и быстро приближаемся к последнему куску.

Так что я так полагаю: кто-то где-то наконец-то придумал лекарство от раковой опухоли, которой мы и являемся; кто-то нас начал систематически убивать нашим же собственным ядом, который мы с удовольствием принимаем через телевизор и всю остальнык медийные средства, которые внушают нам какими мы должны быть … потому что если хоть на секунду затормозить и попробовать всерьёз взглянуть на нашу сумашедшую жизнь и разобраться в том, что же нам впихивают в мозг … «

Речь таксиста становилась всё менее разборчивой, а сам он, на наших глазах  постепенно увеличивался в размерах, и чем объёмнее он становился, тем быстрее нёсся автомобиль по ночному городу.  Мир за окнами машины безмолвно пролетал мимо, ночные фонари давно уже превратились в сплошную серебряную линию, да и весь старый, давно забытый всеми Плимут постепенно рассыпался в небытие.

А потом … мы просто остались вдвоём, в абсолютном одиночестве, неким образом продолжая существовать на поверхности мёртвого мира …

Да и нам … много ли нам оставалось времени? Скорее всего мы тоже были обречены на вымирание, съедаемые изнутри страшной болезнью, свойственной всему человечеству.  С жизнью и реальностью нас связывало лишь только то, что мы крепко держались за руки. Всё-таки мы были вместе!

Тут машина остановилась. За окном, где-то невыносимо далеко мерцали огни у входа в нашу гостиницу.  Водитель повернулся к нам:

«С вас шесть фунтов и сорок пенсов!»

Балет следующим вечером был о вампирах.

taxi

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s